Новости и мнения

Мнение: Наука в маленькой европейской стране

Интернационализация необходима для укрепления науки в Словакии.

After the fall of the Iron Curtain, optimism about the future spread across former Eastern-block countries like Slovakia. После падения железного занавеса оптимизм в отношении будущего распространился на страны бывшего восточного блока, такие как Словакия. Когда дело дошло до науки, повод для уверенности казался очевидным – устранение идеологических ограничений со стороны научных кругов позволило ученым свободно сотрудничать со своими зарубежными коллегами, учиться и работать в лучших зарубежных лабораториях и бороться за финансирование исследований. Талантливые молодые ученые вполне ожидали процветания.

Но после 20 лет трансформации, как поживают словацкие ученые по сравнению со своими зарубежными коллегами? Вежливый ответ: не очень хорошо. По любым показателям Словакия значительно отстает от сопоставимых европейских стран. Например, по количеству ссылок на публикацию Словакия отстает от Албании и Маврикия на 175- м месте (по состоянию на декабрь 2013 года). Кроме того, текущее количество грантов Европейского исследовательского совета, выданных словацким ученым, – одно.

Так что пошло не так? Проблема проста: хроническое недофинансирование исследований в Словакии. Действительно, инвестиции в науку были хронически низкими, составив лишь около 0,63 процента валового внутреннего продукта Словакии в 2011 году. Увеличение расходов на исследования может поднять науку в Словакии на более приемлемый уровень.

Фактически, эта гипотеза была проверена за последние несколько лет. В 2007 году Словакия осуществила Оперативную программу «Исследования и разработки для инноваций» с бюджетом более 1,2 млрд. Евро, предоставленным из средств Европейской комиссии (ЕС). Стратегия распределения этой большой суммы денег казалась очевидной: поддерживать тех, кто занимается наукой высокого качества, и, таким образом, стимулировать создание так называемых «центров передового опыта» для передовых исследований.

Но среди 45 исследовательских центров передового опыта Словакии – для сравнения, это на 30 процентов больше, чем в гораздо более крупной Германии – практически не было увеличения производительности труда ученых, которое можно было бы соотнести с инвестициями. Фактически, число цитируемых публикаций в области биомедицинских наук начало уменьшаться сразу после 2007 года, года, когда деньги ЕС направлялись в словацкие исследовательские институты и университеты.

Хотя в Словакии принята система научной политики, аналогичная той, которая существует в успешных странах, а фонды ЕС обеспечили достойные инвестиции в науку, этот эксперимент, похоже, провалился. Зачем?

Наша гипотеза состоит в том, что небольшое население страны в сочетании с культурными стереотипами представляет собой идеальную среду для распространения амбициозных, но посредственных членов научного сообщества, чье оппортунистическое поведение препятствует развитию науки на национальном уровне. В Словакии, кажется, почти нет времени, чтобы испортить систему, которая отлично работает в других местах. Научная олигархия, имеющая тесные связи с политиками, пишет правила перевода беспрецедентных сумм государственных денег в (полу) частные фирмы, покупающие переоцененное, дублированное или даже бесполезное оборудование. Все это делается на законных основаниях, под надзором правительственных чиновников. Мы рассматриваем это как крупномасштабную кражу государственных ресурсов, которая приносит минимальные выгоды или вообще не приносит пользы для улучшения науки в Словакии.

Некоторые страны такого же размера, как Словакия, добились гораздо больших успехов в преобразовании своих исследовательских предприятий. Например, наука в Австрии после Второй мировой войны была в руинах. Сегодня Австрия является одной из ведущих европейских стран по уровню научной продуктивности. Эстония – более свежий пример маленькой, бывшей коммунистической европейской страны, чья научная продуктивность стремительно растет. Интернационализация научных сообществ этих стран является общим знаменателем их успеха. Панели обзора грантовых агентств и научных советов университетов в значительной степени состоят из авторитетных зарубежных ученых. Качество исследований оценивается международными экспертами, а не теми же людьми, которые оцениваются.

Вместо создания Потемкинских центров передового опыта и столь же расточительных усилий инвестиции в Австрию и Эстонию вкладываются в создание международных институтов с участием высококвалифицированных исследователей, отобранных международными комитетами. Такие учреждения связаны с местными университетами и служат центрами для талантливых ученых. Изучая эти примеры и работая больше в международном масштабе, мы могли бы предотвратить пагубные последствия интеллектуального инбридинга, происходящие сейчас в Словакии.

Любомир Томашка – заведующий кафедрой генетики Университета Комениуса, факультет естественных наук в Братиславе, Словакия, где Йозеф Носек работает на кафедре биохимии.

Обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *